Вылет в метельную ночь…

Lakatosh-Vladimir-Pavlovich

Лакатош Владимир Павлович родился 14 декабря 1923 года на станции Рутченково ныне в черте города Донецка в семье рабочего. Украинец. Генерал-майор авиации (22.2.1978). Герой Советского Союза (23.2.1945).

В 1939 году окончил 9 классов в г. Запорожье и одновременно Запорожский аэроклуб.

В Красной Армии с 1940 года. В 1940 году поступил в Павлодарскую военную авиационную школу, которую перевели в г. Челябинск, где и закончил ее в 1943 году. Окончил Высшую офицерскую школу штурманов (1946). Окончил Военно-воздушную академию (1951).

Участник Великой Отечественной войны. Летчик запасного авиационного полка. Летчик авиационного полка лёгких ночных бомбардировщиков 2-го Украинского Фронта. Штурман звена 392-го авиационного полка 312-й авиационной дивизии 5-й Воздушной Армии.

Помощник главного штурмана. Начальник отдела – заместитель начальника Управления центральной инспекции по безопасности полетов Вооруженных Сил СССР. Главный штурман – летчик авиации Московского округа ПВО. Заместитель начальника штаба Московского округа ПВО по боевому управлению.

В запасе с 1983 года. В 1984 – 1991 годах работал заместителем начальника отдела, позже начальником управления Министерства гражданской авиации СССР. В 1991 году вышел на пенсию. Занимается активной общественной деятельностью и военно-патриотическим воспитанием молодёжи. Член Московского клуба Героев Советского Союза.

Заслуженный военный летчик СССР, почетный гражданин г. Корсунь-Шевченковский.

Прижизненно уму установлен надгробный памятник на Митинском кладбище г. Москвы.

Награждён: орденом Ленина; 2-мя орденами Красного Знамени; орденом Отечественной войны 1-й, 2-й степени; орденом Красной Звезды; орденом «За службу Родине в Вооруженных Силах СССР» 3-й степени и медалями; а также орденом Социалистической Республики Румынии Тудора Владимиреску 5-й степени и орденом Венгерской Народной Республики.

Вылет в метельную ночь…

— Младший лейтенант, вас вызывают на аэродром.

Уже несколько дней штурман 392-го авиационного полка 312-й авиационной дивизии Владимир Павлович Лакатош лежал в кровати с температурой, поэтому смысл сказанного посыльным дошёл до него не сразу. Одевшись, младший лейтенант вышел из хаты. Зима 1944 года выдалась особенно холодной и снежной. Сильная пурга, поднятая крутящимися винтами, сбивала с ног, ничего не видно было в пяти метрах. Младший лейтенант нашёл аэродром лишь потому, что всё время стреляли сигнальными ракетами, чтобы никто не заблудился. Погода была нелётная, поэтому все экипажи полка дежурили на КП.

Владимир Лакатош не мог знать о телефонном разговоре, произошедшим несколькими часами ранее, – 16 февраля, – между генералом армии Иваном Коневым и генерал-лейтенантом авиации Сергеем Горюновым. Командующий 2-м Украинским Фронтом просил (не приказывал, а именно просил) командующего 5-й Воздушной Армии нанести ночной авиационный удар осветительными и зажигательными бомбами по деревне Шендеровка, где, по сведениям разведки, наблюдалось большое скопление машин, танков и живой силы врага. Дело должно было завершить артиллерия, используя очаги пожаров в качестве ориентиров.

28 января 1944 года войска 1-го Украинского Фронта генерала армии Николая Ватутина и 2-го Украинского Фронта генерала армии Ивана Конева соединились в Звенигородке, отрезав, таким образом, в районе г. Корсунь-Шевченковского части двух немецких армейских корпусов (XLII-го генерала пехоты Франца Маттенклотта и XI-го генерал-лейтенанта Вильгельма Штеммермана) в составе шести дивизий и одной бригады, от основных сил группы армий «Süd». Ультиматум советского командования, предлагавший немецким войскам сложить оружие, 8 февраля был отклонён. Для оказания помощи окружённым войскам, командование группы армий «Süd» предприняло несколько попыток прорвать фронт окружения, но не добилось успеха. Тогда окружённая группировка, сосредоточив крупные силы на узком участке, начала готовиться к прорыву и вечером 16 февраля, используя плохую видимость, снегопад и пургу, прорвалась из котла в район Шендеревки. Расстояние до основных сил гитлеровцев сократилось до 10 – 12 километров. Необходимо было нанести сильный авиационный и артиллерийский удар по сконцентрированным в Шендеровке для дальнейшего прорыва немецким войскам.

Выслушав объяснения генерала Горюнова про трудности полётов при такой погоде, Иван Конев предложил поручить ночной налёт на Шендеровку добровольцам. Для этого и собирали лётчиков 392-го авиационного полка, на вооружении которого состояли бипланы По-2, как нельзя лучше подходивших для выполнения данного боевого задания.

На КП полка младший лейтенант Лакатош встретил своего пилота, – капитана Виктора Заевского.

—Володя, есть задание слетать на окружённую группировку, как ты на это смотришь? – спросил капитан своего штурмана.

— Ну, раз нужно, тогда полетели.

К ним также присоединились еще 17 экипажей, готовых немедленно вылететь на бомбёжку, но первым, как наиболее подготовленные, должен был вылететь именно экипаж Заевского и Лакатоша. Загрузив в свой По-2 ампулы с горючей жидкостью и светящие авиационные бомбы, они взлетели по твёрдому мёрзлому грунту в кромешную тьму. Владимир Лакатош имел лётную подготовку (ещё до войны он закончил Запорожский аэроклуб), поэтому самолёт лётчики пилотировали по очереди. Несмотря на сплошной снегопад и обледенение самолета, штурман сумел вывести машину на Шендеровку. Лейтенант Лакатош сбросил светящуюся бомбу и, обнаружив скопление танков, машин и повозок посередине деревни, лётчики выполнили бомбометание. Занялись пожары. По их примеру также удачно отбомбились и другие экипажи.

Вернувшись из боевого задания, Лакатош и Заевский решили совершить повторный вылет. По ориентирам уже била артиллерия. Однако сказались плохие погодные условия, – над Знаменкой у самолёта отказал мотор. Пришлось делать аварийную посадку: машина ударилась об землю и скапотировала, то есть перевернулась. Пилота Виктора Заевского выбросило вперёд метров на десять, а Владимир Лакатош, ударившись об приборную доску, потерял сознание и остался висеть в кабине вниз головой. Когда лётчик и штурман пришли в себя, тогда медленно пошли сквозь метель и пургу, поддерживая друг друга. Держали наготове свои табельные ТТ. К счастью, авария произошла над территорией, занятой советскими войсками. Дошли до какой-то хаты и попросились переночевать. Заевский, в результате полученных при аварии травм, дальше идти не смог. Поэтому утром младший лейтенант Лакатош пошёл один к своему аэродрому, до которого было километром тридцать. Вечером он докладывал об аварии своему командиру полка, который уже считал геройский экипаж погибшим.

После бомбёжки и артиллерийского обстрела немецким войскам потребовалось время для приведения себя в порядок, но всё же они предприняли ночную попытку прорыва. Разгром остатков окруженной в районе Шендеровки группировки врага, продолжался в течение всей ночи. Когда наступил рассвет, немцы, увидев всю безнадёжность своего положения, большими группами начали сдаваться в плен. Лишь небольшой группе танков и бронетранспортеров удалось прорваться к своим войскам. В ходе прорыва погиб командир XI-го армейского корпуса генерал артиллерии (звание присвоили 1 февраля) Вильгельм  Штеммерман. Так закончилась Корсунь-Шевченковская битва.

18 февраля 1944 года Москва в честь этой победы салютовала 20 артиллерийскими залпами из 224 орудий. В результате операции гитлеровские войска, действовавшие на Правобережной Украине, были сильно ослаблены и деморализованы. Создавались благоприятные условия для развёртывания дальнейшего наступления к Южному Бугу и Днестру.

Все лётчики, которые принимали участие в памятной бомбёжке, были награждены орденами Ленина и Красного Знамени, а капитана Виктора Заевского и младшего лейтенанта Владимира Лакатоша представили к высокому званию Героев Советского Союза…

 

 

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

WordPress: 21MB | MySQL:47 | 0,398sec