Первый боевой орден…

Poltoratskiy-Boris-Markovich

Полторацкий Борис Маркович родился 25 апреля 1925 года в посёлке Волноваха ныне город Донецкой области в семье крестьянина. Украинец. Генерал-майор.

В 1941 – 1942 гг. работал на Сталинской железной дороге, в 1942 – 1943 гг. — на Свердловской железной дороге.

В Красной Армии с 1943 года. Окончил 1-е Тюменское военное пехотное училище (1944), Военную академию им. М.В. Фрунзе (1959).

Участник Великой Отечественной войны. Командир минометного взвода 568-го стрелкового полка 149-й стрелковой дивизии (1944 – 1947).

После войны командир роты мотострелкового полка, начальник штаба мотострелкового батальона (1947 – 1956); командир мотострелкового батальона (10.1959 – 8.1961); заместитель командира мотострелкового полка, командир мотострелкового полка (8.1961 – 12.1968); командир мотострелкового полка, начальник штаба мотострелковой дивизии (1968 – 1971).

Военный советник 7-й пехотной дивизии Вооруженных Сил Египта (1971 – 1972).

Начальник отдела, заместитель начальника, начальник организационно-мобилизационного управления штаба Одесского военного округа (1972 – 1984). Начальник организационно-мобилизационного управления штаба войск Юго-Западного направления (1984 – 1988). Участник ликвидации последствий аварии на Чернобыльской АЭС.

Звания: указом президента Украины от 5.5.2008 присвоено воинское звание «генерал-лейтенант».

В отставке с 1988 года по состоянию здоровья. Живет в г. Одессе. Занимается ветеранской и военно-патриотической работой. С 1989 года руководитель рабочей группы и ответственный секретарь областной редакционной коллегии Книги памяти Украины.

Награждён: орденом Красного Знамени; орденом Трудового Красного Знамени; 4-мя орденами Красной Звезды; орденом Отечественной войны 1-й степени; орденом «За службу Родине в Вооруженных Силах СССР» 3-й степени; орденами Украины Богдана Хмельницкого 2-й, 3-й степени и медалями, а также орденом Арабской Республики Египет «За доблесть» 1-й степени и иностранными медалями.

 

Первый боевой орден…

Ночью 29 июля 1944 года штурмовая группа 197-й стрелковой дивизии под командованием капитана Александра Алтунина форсировала Вислу левее небольшого польского селения Доротка, расположенного в 18-ти километрах юго-западнее города Ополе, и захватила плацдарм на западном берегу. Как и следовало ожидать, войска оборонявшейся в этом районе 253-й немецкой пехотной дивизии перешли в контратаку, стремясь скинуть переправившихся десантников в реку. Однако, отражая ожесточённые атаки, бойцы капитана Алтунина прочно закрепились на левом берегу, обеспечив переправу на Дороткинский плацдарм других частей дивизии.

27 июля 1944 года, после освобождения Львова, Ставка Верховного Главнокомандования возложила на 1-й Украинский Фронт под командованием Маршала Советского Союза Ивана Конева задачу развить стремительное наступление в северо-западном направлении и переправиться через Вислу. Во всех фронтовых подразделениях была зачитана Директива Ставки, в которой отличившихся бойцов и командиров при форсировании Вислы предполагалось наградить специальными наградами, орденами, вплоть до звания Героя Советского Союза. Самым популярным в войсках стал призыв Военного совета и политического управления Фронта «Вперёд, на Вислу!».

Выполняя приказ командующего Фронтом, передовые части 3-й Гвардейской Армии генерал-полковника Василия Гордова, вместе с конно-механизированной группой генерал-лейтенанта Сергея Соколова, разгромили группировку противника в районе Аннополя и форсировали в трёх местах Вислу. Один из плацдармов, в районе Доротки, и захватили части 197-й стрелковой дивизии под командованием полковника Фёдора Даниловского. Они входили в 76-й стрелковый корпус Армии, которым командовал генерал-майор Семён Донсков. Однако развить успех дивизия не смогла: оборона немецких войск оказалась достаточно насыщенной огневыми средствами. Гитлеровцы во что бы то ни стало стремились уничтожить плацдармы, подвергая их сильному артиллерийскому обстрелу и авиационному воздействию.

Правее Доротки, для помощи укрепившимся красноармейцам на плацдарме, стали высаживаться соединения соседней 149-й стрелковой дивизии полковника Андрея Орлова. Нелегко было передовым отрядам, закрепившимся на простреливаемых врагом пятачках. Для усиления их огневой мощи было решено переправить на западный берег миномётный взвод младшего лейтенанта Бориса Макаровича Полторацкого.

— Товарищ подполковник, – простодушно заметил Полторацкий начальнику политуправления дивизии, который ставил перед взводом задачу, – а я плавать не умею.

— Не празднуй труса, лейтенант, – перебил взводного политработник, – собирай доски и строй плот.

Переправочных средств не хватало, поэтому, без гвоздей и скоб, солдаты изготовили из сухостоя аккуратный плот. Когда на него установили 82-мм миномёт и три ящика мин, сослуживцы в шутку прозвали Бориса Полторацкого «командиром плавучей артиллерии». Началось форсирование. Миномётчики в окружении других плотов, на которых находились бойцы стрелковой роты, отталкиваясь шестами, поплыли к противоположному берегу. Но вот немцы, которые хорошо просматривающие местность, стали строчить по реке перекрёстным автоматным и пулемётным огнём, в воде начали разрываться снаряды вражеской артиллерии. Занимая господствующие высоты на западном берегу Вислы, немецкие солдаты пристреляли каждый квадратный метр речной глади. В боеприпасах они недостатка не имели, открывали интенсивный огонь даже по отдельным бойцам, пытавшимся достичь западного берега, не говоря уже о плотах. Ширина Вислы в этом месте достигала 350 – 400 метров, и, когда до конечной цели советских десантников оставалось совсем немного, рядом с плотом вспорола воду вражеская мина. Плавсредство подбросило взрывом, миномёт и боеприпасы слетели в воду. Плот развалился. Те, кто наблюдал за переправой, записали весь миномётный расчёт во главе с лейтенантом Полторацким в погибшие «смертью храбрых».

Однако Борис остался жив. 19-летний лейтенант, несмотря на то, что намокшая гимнастёрка сковывала движения, а что-то тяжёлое тянуло ко дну, лихорадочно работая руками и ногами, выбрался на берег. Только тут Борис Полторацкий обнаружил на себе сумку с запасными аккумуляторами, которую он в суматохе не сообразил скинуть. Прейдя в себя, лейтенант отправился на поиски оставшихся в живых и наткнулся на раненого радиста. Однако, ефрейтор сокрушался по другому поводу – немецкий осколок пробил рацию и вывел из строя аккумуляторы. Каково же было удивление солдата, когда Полторацкий показал ему содержимое своей сумки. Боец вставил батареи, и в наушниках послышался шорох. Лейтенант начал открытый сеанс связи.

— Левый берег, говорит лейтенант Полторацкий. Со мной сто солдат, двадцать снайперов. Будем держаться, оружия много.

На том конце почувствовалось небольшое замешательство. Минут через десять рация ожила, и в наушниках прозвучал голос начальника политуправления дивизии.

— Лейтенант, где находишься? – спросил подполковник, ещё не до конца уверенный в том, что Полторацкий выжил при форсировании реки.

— За «Синенькой», – такое кодовое название имела Висла.

— Молодец, лейтенант! Я тебя понял, – политработник сообразил, что информация про «сто бойцов» предназначалась для немцев, которые могли прослушивать эфир, – назначаю тебя комендантом плацдарма и начальником переправы.

Подполковник тут же связался с КП корпуса и доложил, избегая подробностей: «Плацдарм в наших руках». А для младшего лейтенанта Бориса Полторацкого начались непростые фронтовые будни по доставке на захваченный плацдарм боеприпасов и питания. На другой же берег Полторацкий организовывал эвакуацию раненых.

Свыше 40 дней красноармейцы вели бои с превосходящими силами противника на плацдарме в районе Доротки. Однако переправочной техники не хватало, поэтому силы на западном берегу Вислы наращивались медленно. 14 сентября командование 1-го Украинского Фронта, стремясь сохранить оставшихся в живых бойцов и командиров, отдало приказ частям 76-го стрелкового корпуса оставить плацдарм. Он уже сыграл свою отвлекающую роль, за полтора месяца боёв приковав к себе большие силы врага, помог войскам Фронта расширить главный Сандомирский плацдарм, захваченный соединениями 13-й Армии генерал-лейтенанта (с 26 августа – генерал-полковника) Николая Пухова. В ходе ожесточённых боёв плацдарм в районе Сандомира увеличился до 120 километров по фронту, 50 километров в глубину и приобрёл оперативное значение. На него переправились также части 1-й Гвардейской Танковой Армии генерал-полковника танковых войск Михаила Катукова, а вслед за ними — и 3-й Гвардейской Танковой генерал-полковника Павла Рыбалко. Сандомирский плацдарм сыграл важную роль во время проведения 1-м Украинским Фронтом Висло-Одерской наступательной операции.

Младший лейтенант Борис Полторацкий за бои на западном берегу реки Вислы был представлен к награждению орденом Красной Звезды. Это была его первая боевая награда…

 

 

 

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

WordPress: 20.96MB | MySQL:47 | 0,374sec