Выполняя интернациональную миссию…

Kurinnoy Igor Ivanovich

Куринной Игорь Иванович родился 6 августа 1938 года в посёлке Банное ныне город Славяногорск Донецкой области в семье служащего. Украинец. Генерал-лейтенант (22.2.1984).

В Советской Армии с 1955 года. Окончил 1-е Ленинградское артиллерийское училище (1958), Ростовское высшее военное командное училище Ракетных войск им. М.И. Неделина (1967), Военно-политическую академию им. В.И. Ленина (1967).

Командир огневого взвода, секретарь комсомольской организации мотострелкового полка, помощник начальника политического отдела мотострелкового полка по комсомольской работе, старший инструктор отдела комсомольской работы, помощник начальника политического управления Ракетных войск стратегического назначения (РВСН) по комсомольской работе, начальник отдела по работе среди комсомольцев (1958 – 1962).

Участник секретной операции по размещению советского оружия на Кубе в 1962 году. Помощник начальника политического отдела ракетного полка по комсомольской работе 51-й ракетной дивизии (1962 – 1963).

Начальник отдела в Политическом управлении РВСН (1967 — 1971). Начальник политического отдела 50-й ракетной дивизии (1971 – 1975). Первый заместитель начальника политического отдела, член Военного совета — начальник политического отдела 50-й Ракетной Армии (1975 – 1984). Член Военного совета – начальник Политического управления космических частей Министерства обороны СССР (1984 – 1991).

Звания: генерал-майор (19.2.1979).

В отставке с 1992 года. Служил в Вооружённых силах РФ, генерал-лейтенант. Заместитель Председателя Государственной комиссии по пилотируемому космосу, член Государственной комиссии по созданию и испытаниям МКС «Энергия-Буран» (1991 – 1992).

Живет в г. Москве. Занимается ветеранской и политической деятельностью. Генеральный директор Конгресса российских деловых кругов, председатель Центрального Совета «Союза ветеранов Космических войск», член Центрального политического Совета политической партии «Патриоты России», неоднократно избирался в местные органы власти, первый вице-президент Академии проблем безопасности, обороны и правопорядка.

Доктор философии, доктор юридических наук, действительный член Российской Академии социальных наук, академик Академии проблем безопасности, обороны и правопорядка, профессор. Лауреат премии им. Г.К. Жукова.

Почётный гражданин г. Байконур и г. Славяногорск.

Награждён: орденом Октябрьской Революции; орденом Трудового Красного Знамени; орденом «За службу Родине в Вооруженных Силах СССР» 3-й степени; орденом «За службу Родине в Вооруженных Силах РФ», орденом Петра Великого 1-й степени; орденом Александра Невского 1-й степени и медалями; а также иностранными орденами и медалями.

Автор более 30 научных публикаций по военно-политической тематике.

 

Выполняя интернациональную миссию…

14 октября 1963 года во время планового облета американский самолёт-разведчик «Lockheed» U-2 сделал первые снимки позиций советских ракет среднего радиуса действия Р-12 в районе Сан-Кристобаля (Куба). 22 октября президент Соединённых Штатов Джон Фицджеральд Кеннеди обратился к американской нации с заявлением о фактической морской блокаде острова. Вооруженные силы США были переведены в боевую готовность. То же происходило и в вооруженных силах Советского Союза и Республики Кубы. 27 октября советская ракета ПВО С-75 сбила U-2 в небе над Кубой, лётчик майор ВВС США Рудольф Андерсон погиб. На острове ждали американский десант, а в США началась паника. Обстановка обострилась до предела.

1 января 1959 года Фидель Кастро объявил о победе революции на Кубе. Однако американская администрация не смирилась с подобной ситуацией. В апреле 1961 года в заливе Плайя-Хирон (Залив Свиней) при поддержке Соединённых Штатов бала высажена десантно-штурмовая бригада, состоящая из антикастровски настроенных кубинских эмигрантов. Несмотря на то, что десант был разгромлен, правительство молодой Кубинской республики считало, что угроза вторжения сохраняется. Поэтому летом 1962 года была достигнута секретная договорённость о сооружении на острове советских ракетных баз. Генеральный секретарь ЦК КПСС Никита Хрущёв считал, что оборону от возможного вторжения США на Кубу нельзя обеспечить обычным оружием, только ракеты с ядерными боеголовками могли стать надёжным средством сдерживания возможной американской агрессии.

В Москве было принято решение о размещении на Кубе 51-й ракетной дивизии стратегического назначения под командованием генерал-майора Игоря Стаценко: всего 40 ракетных установок с достаточной дальностью полёта, чтобы обеспечить поражение важнейших объектов на территории США. Также предполагалось перебросить на остров и другие части и соединения, объединив их в Группу советских войск на Кубе (ГСВК), под общим командованием генерала армии Иссы Плиева. Перед ГСВК ставилась задача во взаимодействии с кубинскими Революционными вооруженными силами (РВС) не допустить высадки противника на территории острова.

12 июля 1962 года в обстановке повышенной секретности началась погрузка в гражданские корабли личного состава и техники дивизии в портах Балтийского и Баренцева морей. Вооружение маскировали под видом сельскохозяйственных машин. Так началась операция, которую для большей секретности назвали «северным» словом – «Анадырь». Солдатам и офицерам выдали валенки, лыжи, шапки и полушубки, внушив им, что их перевозят на ответственные стратегические учения на Север. Так получилось, что перед началом спецоперации помощник начальника политотдела одного из ракетных полков старший лейтенант Игорь Иванович Куринной женился. Не подозревая о характере предстоящей командировки, он добился, чтобы его жену, только что окончившую фармацевтическое училище, взяли в штат дивизионного госпиталя. Только после выхода в Атлантический океан молодожёны узнали о конечной цели передислокации части. Переход был очень тяжёлым. Пищу выдавали только два раза в сутки, да и то в ночное время. В ходе почти месячного плавания к берегам Кубы военнослужащим разрешалось только мелкими группами выходить на палубу, чтобы глотнуть свежего воздуха. В таких условиях не обошлось без болезней и даже смертей. Всего же на кораблях морского флота СССР в Карибский регион под видом специалистов сельского хозяйства, инженеров и техников по ирригации и мелиорации скрытно перебросили 43-тысячную группировку советских войск.

Как только дивизия высадилась на «остров Свободы», «земные ракетчики» приступили к строительству военных объектов. Подготовка позиций для стартовых батарей предполагала укладку железобетонных плит, доставленных из Советского Союза, прокладку линий связи, рытьё окопов и укрытий для личного состава. В условиях каменистого грунта инженерная техника была малопроизводительной, поэтому большинство работ выполнялось вручную. Из-за сильной влажности воздуха и жары рабочих сменяли каждый час.

В этих тяжёлых условиях возросла роль политорганов, партийных и комсомольских организаций, которые занимались тем, что рассказывали о справедливости Кубинской революции, об опасности возможной американской агрессии против Кубы, интернациональном долге советских солдат – помочь кубинскому народу отстоять свою свободу и независимость. В беседах с личным составом старший лейтенант Куринной чувствовал боевой настрой советских бойцов. Несмотря на трудные климатические условия – тропические ливни и неимоверную жару — не слышно было роптаний. Все были готовы защищать Кубу так же, как свою Родину.

Утром 28 октября дивизионы 51-й ракетной дивизии получили команду перейти в боевую готовность № 2 (повышенная боевая готовность), а также получили полётные задания. Кризис грозил перерасти в мировую ракетно-ядёрную катастрофу. Но у руководителей СССР и США хватило здравого смысла и выдержки. Между ними начались интенсивные телефонные переговоры. В конце октября 1962 года между Никитой Хрущёвым и Джоном Кеннеди была достигнута договорённость о выводе советских ракет с Кубы и бомбардировщиков Ил-28 в обмен на обязательство Соединённых Штатов не вторгаться на остров. Кеннеди также пообещал ликвидировать американские базы ракет «Jupiter» в Турции. В Москве и Вашингтоне стали понимать, что победителей в ядерной войне может и не быть. 9 ноября теплоходом «Ленинский комсомол» с острова Куба были вывезены последние восемь советских ракет. Так закончился самый опасный кризис периода «холодной войны», когда реально существовала не только возможность, но и вероятность начала ядерной войны между великими державами.

Не смотря на мирный исход Карибского кризиса, на Кубе продолжались отдельные террористические акты против кубинских и советских подразделений. 22 декабря 1962 года на острове Пинос в бухте Сигуанеа взрывом мины были выведены из строя два торпедных катера кубинских ВМС. Как было установлено, мина сработала под днищем в кормовой части катера LТ-85. Было убито три человека, в том числе командир соседнего катера LТ-94 Леонардо Торибио, ранено одиннадцать матросов. Узнав об этом, советские офицеры оказали посильную помощь кубинским морякам. При осмотре на месте оказалось, что катер LТ-85 был выведен полностью из строя и восстановлению не подлежал, а на катере LТ-94 вследствие подводных пробоин затоплены кормовые отсеки. Ремонтные работы производить необходимо было в доке в районе Нуэва-Хероны. Перед буксировкой катера старший лейтенант Игорь Куренной решил проверить безопасность на выходе из бухты. При осмотре фарватера он обнаружил притопленную самодельную мину на якоре с взведенным взрывателем. Так как у кубинцев на месте не оказалось минеров и подрывников, обезвреживание мины пришлось произвести старшему лейтенанту, прошедшему в свое время курсы нештатных минеров. Операция прошла успешно, мину вытащили в безопасное место на побережье залива и подорвали.

Полк старшего лейтенанта Куренного без боевой техники покинул Кубу в силе последних частей Советской Армии.

Итогом Карибского кризиса стали подписанные в 1963 году советско-американский договор о запрете ядерных испытаний в трёх средах, совместная декларация о запрещении вывода на орбиту объектов с ядерным оружием на борту. Между Кремлём и Белым Домом установили специальный прямой радиотелеграфный канал. В истории международных отношений начался так называемый период разрядки.

В 1978 году в память об операции «Анадырь» на окраине Гаваны был создан мемориал, посвященный советскому солдату-интернационалисту…

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

WordPress: 21.02MB | MySQL:47 | 0,350sec