«Встретил, атаковал, утопил…»

sfvfdvfdvfd

Местников Александр Александрович родился 20 июня 1908 года в городе Мариуполь ныне Донецкой области в семье рабочего. Еврей. Контр-адмирал (3.11.1951).

В ВМФ с 1924 года. Окончил два курса Военно-морского училища им. М.В. Фрунзе (1927), военные курсы специальной радиотехники (1931), курсы летчиков-наблюдателей (1932), специальные курсы особой специальной техники (1933), Курсы усовершенствования командного состава ВМФ (1938), Академические курсы офицерского состава при Военно-морской академии им. К.Е. Ворошилова (1950).

Старшина группы радистов Военно-морского училища (1.1927 – 5.1929). Радиотехник 72-го авиационного парка 62-й отдельной авиационной эскадрильи ВВС Морских сил Балтийского моря (5.1929 – 10.1932), младший летчик-наблюдатель отряда 1-го дивизиона Бригады торпедных катеров Морских сил Балтийского моря (10.1932 – 5.1933), командир звена (5.1933 – 10.1937), отряда (10 – 12.1937) торпедных катеров.

Участник Великой Отечественной войны. Командир 2-го дивизиона 2-й Бригады торпедных катеров Черноморского Флота (6.1940 – 11.1945).

Командир 2-й бригады торпедных катеров Черноморского Флота (11.1945 – 3.1947), командир Охраны водного района Военно-морской базы Новороссийска (3.1943 – 12.1949), командир 29-го дивизиона Охраны водного района 7-го Военно-Морского Флота (11.1950 – 4.1953). В распоряжении Управления кадров ВМС (4 – 6.1953). Командир 177-й бригады опытных кораблей полигона № 220 ВМФ (6.1953 – 5.1960).В запасе с 1960 года по болезни.

Умер 1 мая 1972 года. Похоронен в г. Ленинграде на Серафимовском кладбище, где ему установлен памятник.

Награждён: орденом Ленина; 3-мя орденами Красного Знамени; орденом Нахимова 2-й степени; орденом Отечественной войны 1-й степени и медалями; а также иностранными медалями.

«Встретил, атаковал, утопил…»

Вечером 16 апреля 1944 года командир 2-й бригады торпедных катеров (БТК) Черноморского Флота капитан 2-го ранга Виктор Проценко шифрограммой вызвал к себе в Караджинскую бухту у мыса Тарханкут, на самой западной оконечности Крыма, Александра Александровича Местникова. Капитан 3-го ранга Александр Местников возглавлял в бригаде 2-й дивизион торпедных катеров. Именно катера под его командованием 9 апреля открыли счёт потопленным неприятельским судам, после передислокации бригады из Геленджика в освобождённый от немецких войск порт Скадовск. Во время набеговой операции на порт Ак-Мечеть (ныне посёлок Черноморское) они атаковали немецкую быстроходную десантную баржу (БДБ), спешащую покинуть гавань. Ни маневрирование, ни огневое противодействие, ни ночная темнота не спасла удирающий транспорт. Попадание торпеды вызвало необычно сильный взрыв: по-видимому, судно было загружено боеприпасами.

И вот штабной сигнальщик доложил комбригу, что четыре катера находятся у ворот бухты и идут прямым курсом к плавучей базе, находившейся на якоре в глубине бухты. Прошедшие курсом вокруг занятого противником Крыма, моряки бригады Проценко обнаружили у причала в Скадовске трофейную плоскодонную БДБ. Её корпус и двигатели оказались исправными. Баржу спешно переоборудовали под плавучую базу. 15 апреля, загруженную торпедами, снарядами, продовольствием, инструментами, запасными частями и бочками с бензином, эту импровизированную плавбазу в сопровождении катеров перебазировали в Караджинскую бухту, поближе к предполагаемому району боевых действий. От нее до Севастополя было 75 миль. Небольшой каменный домик на берегу с дырявой крышей превратили в походный штаб соединения. Тут и состоялась встреча капитана 2-го ранга Виктора Проценко и комдива Александра Местникова.

— Есть радиограмма для нас с тобой, Александр Александрович, – начал командир бригады, разлаживая карту Западного Крыма. – Комфлота Октябрьский поставил нашим катерам задачу топить корабли и транспортные суда противника в прибрежном районе от мыса Тарханкут до параллели мыса Херсонес, добиться, чтобы враг не смел высунуться из Севастополя, топить до последнего. Что скажешь?

— Разрешите доложить из района Севастополя, оттуда виднее, – с готовностью ответил Местников комбригу.

— Выходите четвёркой, – напутствовал капитан 2-го ранга Виктор Проценко, – и помните приказ адмирала.

Вернувшись на плавучую базу, Александр Местников собрал командиров катеров, коротко передал им о разговоре с командиром бригады и радиограмме командующего Черноморским Флотом адмирала Филиппа Октябрьского, объяснил задачу. С наступлением сумерек, надводным кораблям предписывалось действовать только в тёмное время суток, четвёрка торпедных катеров «Г-5» вышла на боевое задание.

В лучах заходящего солнца, торпедоносцы 2-го дивизиона вступили на рейд Севастополя. После двухлетнего перерыва катера 2-й бригады торпедных катеров стали первыми из советских надводных кораблей, которые возобновили действия на фарватерах этого черноморского города, символа русской славы. Море повсюду было пустынно. Район моряками досконально изучен, каждая бухточка и расщелина была знакома им ещё до войны. Все, что не находилось в зоне видимости, тщательно прослушивалось.

— Осмотреться! – приказал капитан 3-го ранга Местников, когда гул катеров затих.

И тут боцман одного из катеров обнаружил два силуэта самоходных барж MFR, идущих из Севастополя в открытое море в охранении четырёх неприятельских сторожевых катеров типа «олень». Баржи низко сидели в воде, что свидетельствовало о полной загруженности кораблей. Советские катера, построившись в боевой порядок, пошли в атаку. Вражеский караван следовал прежним курсом, не замечая атакующих. Торпедоносцы проникли за черту охранения, сократив расстояние до немецких БДБ до двух с половиной кабельтовых. Противник даже не успел открыть огонь, как мощный взрыв торпеды, выпущенной с катера, на котором находился командир дивизиона, развалил одну из барж. К большому огорчению советских моряков, торпеда, выпущенная по второй бэдэбэ, не взорвалась. Только после этого, появившиеся с морского направления немецкие сторожевики, навалились всей своей мощью огня на советские катера, которые хотя и вырвались, но были изрядно побиты осколками снарядов и пулями. В это время оставшийся транспорт ушёл обратным курсом в Севастополь.

Александр Местников, спустившись в радиорубку, отправил короткую шифровку для командира соединения Виктора Проценко. В тексте радиограммы значилось только три слова: «Встретил, атаковал, утопил». Закончился очередной день битвы за освобождение Севастополя.

19 апреля 1944 года, на вторые сутки после того, как в Ялту вступили советские войска, туда перебазировались семь торпедным катеров 1-й бригады под командованием капитана 2-го ранга Георгия Дьяченко. Теперь по вражеским конвоям у Севастополя стали наноситься удары с двух сторон – из Ялты и Евпатории, ставшей с 18 апреля базой 1-й БТК. Катерники полностью перекрыли свободное движение немецким судам вдоль побережья из Севастополя в Констанцу, Варну и Сулину. К тому же, 20 апреля 1944 года Адольф Гитлер отдал приказ об удержании «крепости Крым» любой ценой. По этой причине всякая эвакуация германских войск была прекращена. Правда суда из Севастополя пустыми не уходили: вывозили преимущественно румынские войска, которые потеряли всякую боеспособность и стали обузой для немецкого командования.

В итоге, с 9 апреля по 11 мая 1944 года торпедные катера бригады Виктора Проценко, выпустив 22 торпеды, отправили на дно у западных берегов Крыма десять вражеских транспортных судов общим водоизмещением около 9 000 тонн и повредили четыре сторожевых катера водоизмещением 600 тонн. Бригада потеряла лишь один катер, и то при переходе из Геленджика в Скадовск. В соседней 1-й бригаде погибло два катера, при этом она потопила восемь единиц водоизмещением более 9 000 тонн и повредили два немецких суда – 500 тонн. Сколько при этом было уничтожено вражеских солдат и боевой техники, установить не удалось.

Вечером 9 мая 1944 года при авиационном налёте погиб немецкий комендант Севастополя полковник Пауль Бетц. К исходу 9 мая Севастополь был освобожден. 10 мая Москва от имени Родины салютовала 24-мя залпами из 324 орудий войскам 4-го Украинского Фронта под командованием генерала армии Фёдора Толбухина, черноморским морякам и летчикам, освободившим Севастополь от немецких захватчиков. В числе особо отличившихся в приказе, подписанном Верховным Главнокомандующим Иосифом Сталиным, были названы многие соединения армии и флота, в том числе и катерники комбригов Виктора Проценко и Георгия Дьяченко.

После Великой Отечественной войны в Севастополе была увековечена память о моряках торпедных катеров, сражавшихся на Черном море. На берегу Карантинной бухты был сооружен замечательный памятник: на белой мраморной плите, изображающей вспенённые морские волны, и сейчас высится устремлённый к морю боевой торпедный катер «Г-5»…

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

WordPress: 20.74MB | MySQL:45 | 0,343sec