В эпицентре ядерного взрыва

syich-aleksandr-maksimovich

Сыч  Александр  Максимович родился  20  ноября  1908  года  в  рабочем  поселке  шахты  №  16,  ныне  в  черте  города  Донецке,  в  семье  рабочего.  Русский.  Генерал-майор  инженерно-технической  службы  /  28.10.1953  /.

В  1920  году  начал  трудовую  деятельность.  В  1924  году  окончил  Макеевское  горно-промышленное  училище.  До  1929  года  работал  токарем в рудничных  мастерских на  шахтах  г. Дмитриевска  ныне  город  Макеевка.  В  1929 – 1930  годах  учился  на  курсах  по  подготовке  в  институт.

В  Красной  Армии  с  1930  года.  В  1930 – 1932  годах  учился  на  военно-промышленном  факультете  Московского  автотракторного  института  имени  М.В.  Ломоносова.  Окончил  Академию  механизации  и  моторизации  РККА  имени  И.В.  Сталина  /  1934  /.

Ведущий  инженер  по  средним  и  тяжелым  танкам  танкового  отдела  Научно-технического  управления  Управления  механизации  и  моторизации  РККА  /  03.1934 – 05.1938 /.

В  мае  1938  года  арестован, находился  под  следствием  в  органах  НКВД  по  ст.  «58-1а»,  измена  Родине.  Содержался  в  Бутырской  и  Лефортовской  тюрьмах.  В  июне  1939  года  освобожден  из-за  недостатка  улик,  восстановлен  в  армии.

Старший  инженер, начальник  испытательного  отдела, помощник  начальника  по  испытаниям, первый  заместитель  по  науке  и  испытаниям  Научно-исследовательского  бронетанкового  полигона  Главного  бронетанкового  управления  Министерства  обороны  СССР  в  Кубинке  /  06.1939 – 11.1949  /.

Участник  советско-финляндской  войны.  Участник  Великой  Отечественной  войны.  Неоднократно  выезжал  на  Западный,  Сталинградский, Воронежский,  1-й  Украинский  фронты  для  оказания  технической  помощи  в  освоении  новых  танков.

После  войны  продолжил  службу  в  Советской  Армии.  Начальник  танкового  управления  / 11.1949 – 02.1958 /, начальник  Управления  производства  и  заказов  / 02.1958 – 04.1962 /, заместитель  начальника  / 04.1962 – 09.1966 / Главного  бронетанкового  управления  Министерства  обороны  СССР.

Уволен  в  запас  в  1966  году.  Директор  Московского  института  стандартизации  /  1966 – 1968 /.  Заместитель  начальника  Управления  общей  техники  Государственного  комитета  СССР  по  стандартизации  /  1968 – 1983 /.  После  полного  выхода  на  пенсию  в  1983  году  занимался  военно-патриотической  и  ветеранской  работой.

Умер  11  декабря  2000  года.  Похоронен  на  Троекуровском  кладбище  города  Москвы,  где  ему  установлен  памятник.

Награжден  орденом  Ленина, орденом  Красного  Знамени, 3  орденами  Красной  Звезды,  орденом  Отечественной  войны  1  степени  и  медалями, иностранными  орденами  и  медалями.

 

В  эпицентре  ядерного  взрыва.

29  августа  1949  года  ровно  в  7  часов  утра  по  местному  времени  вся  окрестная  местность  вокруг  2-го  Государственного  научно-исследовательского  ядерного  полигона,  который  находился  в  170  километрах  западнее  от  г.  Семипалатинска,  в  северо-восточном  Казахстане,  озарилась  необычно  яркой  вспышкой. В  электрических  проводах  раздался  треск,  и  все  стихло. Громадный  черный  столб  дыма  и  пыли  из  центральной  части  опытного  поля  полигона  поднялся  к  небу  и  вскоре  ушел за  облака.  Так  произошел  взрыв  первой  атомной  /  плутониевой  /  бомбы  Советского  Союза  «РДС-1», «реактивного  дистанционного  снаряда»  /  хотя  многие  расшифровывали  аббревиатуру  иначе  -  «реактивный  двигатель  Сталина»  или  «Россия  делает  сам»,  мощность  около  двадцати  килотонн  тротилового  эквивалента.

Через  двадцать  минут  в  эпицентр  взрыва  направились  два  танка  Т-54.  Первый  танк  вел  лично  первый  заместитель  по  науке  и  испытаниям  начальника  Научно-исследовательского  бронетанкового  полигона  Главного  бронетанкового  управления  Министерства  обороны  СССР  полковник  Александр  Максимович  Сыч. В  его  машине  находилось  четыре  человека, а  в  танке,  который  шел  следом,  -  двое.  Внезапно  зашкалили  и  отказали  приборы,  измеряющие  уровень  радиации,  а  в  килиметре  от  эпицентра  оторвало  одну  мачту  для  замера  воздуха.  Однако  экипажи  продолжали  приближаться  к  месту  подрыва.

Когда  четыре  года  назад,  а  августе  1945  года,  США  произвели  атомные  бомбардировки  японских  городов  Хиросима  и  Нагасаки,  И.В.  Сталину  стало  ясно, что  с  созданием  ядерного  оружия  в  СССР  медлить  больше  нельзя.  20  августа  1945  года  для  руководства  атомным  проектом  Государственный  Комитет  Обороны  создал  Специальный  комитет  с  чрезвычайными  полномочиями  во  главе  с  наркомом  внутренних  дел  Маршалом  Советского  Союза  Л.П.  Берией. Таким  образом,  ядерной  программе  в  СССР  фактически  был  придан  высший  государственный  приоритет.  В  1946  году  было  создано  конструкторское  бюро  №  11, которое  занялось  непосредственным  созданием  атомной  бомбы. В  этом  же  году  полковник  Александр  Максимович  Сыч  возглавил  подготовку  бронетанковой  техники  для  испытаний  при  первом  атомном  взрыве.

Когда  к  началу  1949  года  усилиями  десятков  советских  ученых, а  также  других  работников  науки  и  промышлености, первая  атомная  бомба  в  СССР была  создана,  Семипалатинский  полигон  приготовили  к  ее  испытанию.  По  решению  руководителя  атомного  проекта  СССР  академик  И.В.  Курчатов  была  создана  специальная  группа, задача  которой  заключалась  в  том,  чтобы  через  несколько  минут  после  взрыва  въехать  на  специально  оборудованных  танках  в  его  эпицентр.  Группа  должна  была  осмотреть  местность,  замерить  уровень  радиации  и  зараженности  воздуха  и  взять  образцы  грунта  на  глубине  десяти  сантиметров.

—   Мы  не  знаем, вернетесь  ли  вы  оттуда, -  сказал  академик  Курчатов  возглавившему  группу  полковнику  Сычу. -  Мы  постараемся  послать  минимум  людей,  разрешаем  вам  любую  защиту,  которую  сочтете  нужной.

Александр  Максимович  Сыч  и  его  подчиненные  понимали,  что  предстоящее  испытание  может  стать  последним  в  их  жизни: как  противостоять  облучению, тогда  еще  никто  не  знал.  Танки, на  всякий  случай,  оборудовали  свинцовой  защитой.  И.В.  Курчатов  также  подчеркнул,  что на  участников  этой  операции  уже  поданы  представления  о  награждении  их  орденами,  а  на  самого  полковника  -  присвоении  звания  Героя  Советского  Союза.

Накануне  испытания  привезли  атомный  заряд  и  подняли  на  высокую  металлическую  башню  в  центре  опытного  поля  Семипалатинского  полигона,  снарядили  его  взрывателями  и  подключили  к  подрывной  схеме.  Контролировали  ход  заключительных  операций  члены  Специального  комитета  во  главе  с  самим  Л.П.  Берией, прибывшие  на  полигон.

Тем  временем  группа  полковника  А.М.  Сыча  расставляла  вокруг  заряда  танки  Т-54, Т-34, ИС-2, Ис-3  /  всего  25  единиц  бронетанковой  техники  /.  Заранее  было  продумано, где, как  и  какие  образцы  установить,  чтобы  впоследствии  изучить  способность  броневых  машин  противостоять  ядерному  взрыву.  Все опытное  поле  было  разделено  на  четырнадцать  секторов, в  которых  находились  специально  построенные  гражданские  здания  и  промышленные  сооружения,  подземные  шахты,  имитирующие  метро,  другие  образцы  вооружения  и  военной  техники / самолеты,  артиллерийские  орудия  /  и  даже  более  полутора  тысяч  подопытных  животных  /  овцы,  бараны, собаки, клетки  с  мелкими  животными /.  Состояние  всего,  что  находилось  на  опытном  поле,  после  взрыва  должно  было  характеризовать  мощность  ударной  волны  и  степень  поражающего  действия  нового  оружия,  основанного  на  использовании  цепной  реакции  деления  плутония.

Сразу  же  после  взрыва  атомного  заряда  люди  из  группы  полковника  А.М.  Сыча  ринулись  на  машинах  к  танкам,  и  спустя  несколько  минут  привели  их  к  эпицентру.  Из  танков  вышли  все, хотя  в  этом  не  было  необходимости.  Люди  отметили,  что  на  месте ,  где  находилась  вышка  с  бомбой, появилась  всего  лишь  небольшая  воронка,  на  дне  которой  находились  остатки  железобетонного  фундамента  башни,  почва  оплавилась  и  образовалась  сплошная  корка  шлака.  Все  сооружения  в  центре  поля  были  полностью  или  частично  разрушены.  Полуобгоревшая  боевая  техника  лежала,  разломанная  пополам,  вверх  колесами,  с  сорванными  крышами  и  согнутыми  пушками,  превратившись в  груду  искореженного  металла.

Испытатели  быстро  взяли  пробы  грунта  и  воздуха,  сделали  замеры и, запрыгнув  в  танки,  вернулись  на  базу.  Тут  же  представители  службы  безопасности  оградили  флажками  границы  опасной  зоны.  Затем  группа  специалистов  исследовала  результаты  воздействия  взрыва  на  технику,  вооружение,  инженерные  сооружения,  постройки,  животные.  Все  предусмотренные  программой  работы  были  выполнены.  Полковник  А.М.  Сыч  на  основании  полученных  данных  разработал  впоследствии  предложения, позволившие  защитить  советские  танки  от  поражающих  факторов  ядерного  оружия.

На  следующий  день  после  испытания,  30  августа  1949  года  И.В.  Курчатов  и  Л.П.  Берия  подписали  рукописный  доклад  на  имя  И.В.  Сталина,  в  котором  были  изложены  данные  предварительной  обработки  результатов  испытания.  «Докладываем  Вам,  товарищ  Сталин,  что  усилиями  большого  коллектива  советских  ученых,  конструкторов,  инженеров,  руководящих  работников  и  рабочих  нашей  промышлености  в  итоге  четырехлетней  напряженной  работы  Ваше  задание  создать  советскую  атомную  бомбу  выполнено», -  отмечалось  в  докладе.

Л.П.  Берия  представил  33  участников  проекта  к  званию  Героя  Социалистического  Труда  и  52  -  крупным  денежным  премиям.  Все, кто  принимал  участие  в  выезде  в  эпицентр  ядерного  взрыва,  также  были  отменены  наградами,  кроме  Александра  Максимовича  Сыча.  Полковник  не  только  не  получил  обещанное  руководителем  проекта  И.В.  Курчатовым  звание  Героя  Советского  Союза, но  и  ни  ордена,  ни  даже  медали.  Причиной  тому  было  прошлое  Александра  Максимовича,  который  в  30-х  годах  находился  под  следствием  по  обвинению  в  антисоветской  деятельности.  Взамен  полковника  А.М.  Сыча  продвинули  по  службе  -  назначили  на  должность  начальника  танкового  управления  Главного  бронетанкового  управления  Министерства  обороны  СССР.

Создание  и  успешное  испытание  первой  советской  атомной  бомбы  на  2-м  ГНИЯП  фактически  прекратило  американскую  монополию  на  ядерное  оружие,  начав  процесс  достижения  стратегического  равновесия  между  СССР  и  США,  характерного  для  всего  периода  «холодной  войны».

Всего  на  Семипалатинском  полигоне  было  произведено  456  воздушных,  наземных  и  подземных  ядерных  взрывов,  а  также  175  взрывов  с  применением  химических  взрывчатых  веществ.  29  августа  1991  года,  ровно  через  52  года  после  успешного  испытания  первого  советского  ядерного  устройства,  указом  президента  Казахской  ССР  Н.А.  Назарбаева  полигон  прекратил  свое  существование,  а  оставшиеся  ядерные  заряды  были  уничтожены.  В  память  о  жертвах  ядерных  испытаний  в  г.  Семипалатинске  был  воздвигнут  монумент.

 

 

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

WordPress: 20.96MB | MySQL:47 | 0,380sec