«Стать зверем мне не дано…»

Latyishev-Georgiy-Aleksandrovich

Латышев Георгий Александрович  родился 16 ноября 1901 года в городе Мариуполь  Донецкой  области  в семье рабочего. Украинец. Генерал-майор (20.12.1942).

В Красной Армии с 1919 года. Окончил 14-ю Полтавскую пехотную школу командного состава (1922), Стрелково-тактический институт «Выстрел» (1932), ускоренный курс Высшей военной академии им. К.Е. Ворошилова (1942), Высшие академические курсы при Высшей военной академии им. К.Е. Ворошилова (1949).

Участник Гражданской войны. Красноармеец 2-го Мариупольского батальона (3 – 5.1919), 1-го Мариупольского ударного полка (5 – 10.1919), 413-го стрелкового полка (10.1919 – 5.1920), 13-го Донецкого запасного батальона (5 – 8.1920).

Командир взвода 6-й Харьковской школы командного состава (9.1922 – 9.1924), дивизионной школы младшего командного состава 80-й стрелковой дивизии (9.1924 –7.1925). Командир стрелкового взвода (7.1925 – 4.1926), стрелковой роты (4.1926 – 7.1927), начальник полковой школы (7 – 12.1927), командир батальона (12.1927 – 4.1928), врид начальника штаба (4.1928 – 5.1929), помощник командира (5 – 7.1929) 238-го стрелкового полка 80-й стрелковой дивизии. Командир-военком 240-го стрелкового полка (12.1932 – 11.1933), 1-го стрелкового полка Тихоокеанской стрелковой дивизии (11.1933 – 5.1936), 1-го авиа-десантного полка (5.1936 – 8.1937). В распоряжении Военного совета Отдельной Краснознамённой Дальневосточной Армии (8. – 10.1937). Врид командира батальона 36-го стрелкового полка 12-й стрелковой дивизии (10.1937 – 7.1938).

С июля 1938 года по ноябрь 1939 года находился под следствием НКВД СССР. Уволен из рядов РККА по ст. 44 пункт «в» (в связи с арестом органами НКВД). В сентябре 1939 года Военным трибуналом осуждён на 2 года. Освобождён по амнистии. В ноябре 1939 года восстановлен в кадрах РККА.

Командир 352-го стрелкового полка 35-й стрелковой дивизии (11.1939 – 9.1941).

Участник Великой Отечественной войны. Командир 415-й стрелковой дивизии (9 – 12.1941), 55-й стрелковой бригады (12.1941 – 4.1942), 93-й стрелковой дивизии (12.1942 – 9.1943), 78-го стрелкового корпуса (9.1943 – 1.1945). В январе – мае 1945 года находился на излечении в военном госпитале.

После войны исполнял должности и.о. заместителя командующего 52-й Армии (5.1945 – 2.1946), командира (2 – 6.1946) и заместителя командира (6 – 7.1946) 73-го стрелкового корпуса, командира 13-го гвардейского стрелкового корпуса (6.1946 – 6.1948), 6-го стрелкового корпуса (5.1949 – 3.1950), 29-го горно-стрелкового корпуса (3.1950 – 5.1951), командующего 14-й Армии (5.1951 – 2.1953).

В запасе с 1953 года.

Умер 22 апреля 1977 года в г. Жданове ныне г. Мариуполь. Похоронен в на Старокрымском кладбище, где ему установлен памятник.

Почётный гражданин г. Мариуполя.

Награждён: 2-мя орденами Ленина; 4-мя орденами Красного Знамени; орденом Суворова 2-й степени; орденом Красной Звезды и медалями; а также орденом Польской Народной Республики «Виртути Милитари» 4-й степени; орденом Социалистической Республики Румынии Тудора Владимиреску 3-й степени и иностранными медалями.

«Стать зверем мне не дано…»

5 июля 1938 года на грязный каменный пол холодной камеры Хабаровской внутренней тюрьмы УНКВД бросили нового арестанта. Им был полковник Георгий Александрович Латышев. Несмотря на столь высокое звание, до ареста он командовал батальоном 12-й стрелковой дивизии Дальневосточного Фронта.

На первом допросе Латышеву предъявили обвинение в причастности к «военно-фашистскому» заговору в РККА, а также в подготовке террористических актов против генерального секретаря ЦК ВКП(б) Иосифа Сталина, народного комиссара обороны СССР Маршала Советского Союза Климента Ворошилова и командующего Дальневосточным Фронтом Маршала Советского Союза Василия Блюхера. Подготовку покушения на Блюхера следователи объяснили тем, что маршал в августе 1937 года понизил Латышева в должности с командира полка до командира батальона.

1937 – 1938 годы вошли в историю советской репрессивной системы как «Большой террор» — особо кровавый период, отличавшийся необычайной жестокостью ведения следствия, абсурдной фальсификацией уголовных дел, массовостью арестов и смертных казней. Он включал в себя также повальные репрессии в Красной армии, начавшиеся с судебного процесса и расстрела группы крупных советских высших офицеров во главе с Маршалом Советского Союза Михаилом Тухачевским в 1937 году. К началу 1938 года, на основе проведенных расчётов, в НКВД решили, что меры по «очистки» РККА и РККФ от «враждебных и антисоветских элементов» не были в полной мере осуществлены, поэтому расправы над командирами и военачальниками продолжались. Удар был нанесен по основному ядру Красной Армии – от командующих округами и флотами до командиров полков и батальонов.

В первой половине 1938 года на Дальнем Востоке сотрудниками НКВД было открыто ряд новых «дел». Обвинённые в срыве планов военного строительства, в феврале – июне 1938 года были арестованы: заместитель командующего ОКДВА по оборонному строительству комкор Яков Покус, инспектор по строительству ОКДВА бригинженер Владимир Свиньин, коменданты Укреплённых районов комдив Алексей Елисеев, комбриги Прокопий Романовский, Михаил Куманин, Григорий Григорьев, Владимир Мухин и другие. В центре и на местах были проведены расследования по фактам «вредительства» и мероприятия по «ликвидации» его последствий.

Накрыла волна арестов и Тихоокеанский Флот. В январе – июне 1938 года были арестованы флагман 2-го ранга Александр Васильев, бригадный комиссар Николай Карасёв, комдив Леонид Никифоров, капитаны 1-го ранга Иосиф Кельнер, Тихон Новиков, Павел Католичук, капитаны 2-го ранга Георгий Холостяков, Константин Кузнецов, Илья Кулишов и многие другие.

Не забывали следователи НКВД и про Дальневосточную Армию: в феврале – марте «сели» начальник штаба ОКДВА комдив Владислав Васнецович, заместитель начальника штаба комбриг Юлиус Шталь, начальник 4-го отдела штаба комбриг Николай Григорьев, командир 12-й стрелковой дивизии комбриг Григорий Стельмах.

В краях и областях с каждым новым витком репрессий заменялись почти все начальники управлений и ключевых подразделений НКВД, на место которых из других регионов направлялись сотрудники, проявившие себя наиболее рьяными исполнителями карательной политики. Поэтому, когда начальник Управления НКВД Дальневосточного края комиссар государственной безопасности 3-го ранга Генрих Люшков получил из Москвы вызов, в ночь с 12 на 13 июня он, прихватив ценные документы, перешел границу с Маньчжоу-Го (Маньчжурии). Там он сотрудничал с японской разведкой, выдав им много секретной информации.

Для расследования инцидента на Дальний Восток по заданию ЦК ВКП(б) и НКВД СССР прибыл заместитель наркома внутренних дел Советского Союза комкор Михаил Фриновский. С его прибытием в регионе вновь прошли аресты в армии и флоте, затронувшие не только высший военно-политический состав, но и командиров среднего и низшего звеньев, таких как комбат Латышев. Арест Георгия Александровича совпал с началом советско-японского конфликта из-за споров о принадлежности территорий у озера Хасан и реки Туманная. 29 июля 1938 года, воспользовавшись сведениями, предоставленными Люшковым, части Японской Императорской армии перешли на территорию Советского Союза. Лишь к 10 августа советским войскам ценою больших потерь удалось отбросить японские войска за государственную границу.

Допросы Георгия Латышева проводились с особым пристрастием, его избивали до потери сознания, били по лицу, по животу и ниже, требуя назвать имена своих сообщников. Однако Георгий Александрович отверг все обвинения. На одном из вызовов, когда следователь замахнулся пистолетом с явным намерением ударить Латышева рукояткой по голове, арестованный не сдержался.

— Я полковник Красной Армии и прошу не забывать об этом! – с этими словами Латышев нанёс встречный удар, сбив следователя с ног. Но через мгновение полковник был уже на полу. В этот раз его били особенно долго и изощрённо.

22 октября 1938 года, как результат допущенных ошибок во время Хасанских боёв, был арестован и Василий Блюхер. Маршала среди прочего обвинили в том, что он «не сумел или не захотел по-настоящему реализовать очищение фронта от врагов народа». У Латышева в обвинении тот час убрали пункт, касающийся подготовки покушения на командующего Дальневосточным Фронтом. Так и не добившись от полковника Латышева признания в его «антисоветской деятельности», по приговору Военного трибунала его осудили на два года заключения. Однако, принимая во внимание постановление Президиума Верховного Совета СССР об амнистии в связи с 20-летием Красной Армии, Георгия Латышева освободили из-под стражи в зале суда и вскоре восстановили в рядах Кранной Армии.

Василий Блюхер умер в Лефортовской тюрьме 9 ноября 1938 года в результате пыток и избиений. 10 марта 1939 года задним числом он был лишён звания маршала и приговорён к смертной казни за «шпионаж в пользу Японии», «участие в антисоветской организации правых и в военном заговоре».

Позднее Георгию Латышеву пришлось встретить человека, который вёл его допросы в 1938 году. Энкеведешник, узнав своего бывшего подследственного, смутился.

— Окажись и вы на моём месте, делали всё то же самое, допрашивали с тем же пристрастием, что и я вас, –  сказал бывший следователь.

— Ошибаетесь, – ответил Георгий Александрович, – превратиться в зверя, забыть о том, что я человек, мне не дано…

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

WordPress: 20.96MB | MySQL:47 | 0,449sec