На боевой вахте…

Kechedzhi Nikolay Konstantinovich

Кечеджи Николай Константинович  родился 13 июня 1897 года в слободе Старый Крым ныне посёлок Мариупольского района Донецкой области в семье крестьянина. Грек. Генерал-майор береговой службы (31.5.1944).

В Российской Императорской Армии с 1913 года. Окончил Школу юнг (1914), Машинную школу Балтийского флота (1916), Курсы подводного плавания в Ревеле (1916).

Участник Первой мировой войны. Ученик машиниста на учебном судне «Рында» (4.1914 – 9.1915), «Океан» (9.1915 – 7.1916). Старший моторист подводной лодки «Тур» (10.1916 – 1.1918).

На Красном Флоте с 1918 года. Окончил курсы судовых механиков торгового флота в Архангельске (1918), Соединенные классы по подготовке специалистов командного состава ВМС (1920).

Участник Гражданской войны. Старший моторист подводной лодки «Тур» (1.1918 – 11.1918). Механик Волжско-Каспийской военной флотилии (11.1918 – 10.1919). Заведующий судоремонтными мастерскими Западной Двинской военной флотилии (10.1919 – 1.1920). Флагман-механик дивизиона канонерских лодок Азовской военной флотилии (6.1920 – 9.1922).

Находился в запасе с сентября 1922 года по ноябрь 1924 года.

Вновь на Красном Флоте с 1924 года. Механик отряда траления и заграждения (11.1924 – 12.1927). Старший механик канонерской лодки «Красный Аджаристан» (12.1927 – 5.1928). Заведующий школой фабрично-заводского ученичества (ФЗУ) Главного военного порта (5.1928 – 12.1930). Помощник начальника 3-го отдела штаба Морских сил Черного моря (12.1930 –5.1934). Начальник сектора отдела (5.1934 – 5.1935), отделения (5.1935 – 11.1937), отдела (11.1937 – 2.1938) военных сообщений штаба Северного Флота.

Участник Великой Отечественной войны. Начальник 3-го (военных сообщений) отдела Главного Морского штаба ВМФ РККА (2.1938 – 1.1942), Управления военных сообщений Главного Морского штаба ВМФ (1.1942 –5.1946).

После войны возглавлял отдел морских коммуникаций Главного штаба ВМС (5.1946 – 3.1950), Управление военно-морских сообщений Морского Генерального штаба ВМС (3 – 12.1950).

Умер 31 декабря 1950 года после тяжелой и продолжительной болезни. Похоронен в г. Москве на Новодевичьем кладбище, где ему установлен памятник.

Награждён: орденом Ленина; орденом Красного Знамени; орденом Нахимова 2-й степени; 2-мя орденами Отечественной войны 1-й степени; орденом Красной Звезды и медалями.

 

На боевой вахте…

4 апреля 1918 года подводная лодка «Тур», пробившись сквозь льды, вышла из Гельсингфорса (Хельсинки). Команда субмарины находилась в очень тяжёлом положении, так как состояла всего лишь из пятерых матросов и одного офицера – старшего механика Григория Трусова. Остальные члены экипажа, пользуясь Декретом Совета Народных Комиссаров (СНК) о роспуске Российского флота от 11 февраля 1918 года, покинули подводную лодку и демобилизовались. Желающих остаться на службе в Социалистическом Рабоче-Крестьянском Красном Флоте оказалось немного.

СНК, свергнувший в результате вооружённого восстания 7 – 8 ноября 1917 года в Петрограде Временное правительство России, первым же своим Декретом о мире обратился ко всем народам, принимавших участие в Первой мировой войне, немедленно заключить перемирие. Новое правительство предложило Германии заключить сепаратный мирный договор и прекратить боевые действия. 3 декабря 1917 года в г. Брест-Литовске начался переговорный процесс между делегациями Совнаркома и Центральных держав. Несогласный с немецкими условиями мира, глава советской делегации Лев Троцкий 10 февраля 1918 года вернулся в Петроград, выдвинув лозунг «Ни мира, ни войны». В ответ, 18 февраля немецкие войска начали наступление по всему фронту. Возникла угроза захвата ими кораблей Балтийского Флота, находившихся в Ревеле и скованных льдами. Поэтому 19 февраля из Ревеля, форсируя тяжёлые льды, начали выходить корабли. Решением Исполкома Петроградского Совета 23 февраля был объявлен Днем защиты Социалистического Отечества. Началась массовая запись граждан в Рабоче-Крестьянскую Красную Армию.

Когда 25 февраля в Ревель вступили немецкие войска, значительная часть кораблей покинули порт, и вскоре благополучно (кроме подводной лодки «Единорог», затёртой льдами) соединилась с остальной частью Балтийского Флота в Гельсингфорсе.

В сложившихся обстоятельствах в г. Брест-Литовск выехала новая советская делегация во главе с заместителем наркома иностранных дел Георгием Чичериным. 3 марта 1918 года был подписан Брестский мир. По условиям этого договора Красный Флот должен был эвакуироваться из портов Прибалтики и Финляндии либо разоружиться. Положение осложнялось тем, что Финский залив в это время был покрыт мощными торосами, проход через которые представлялся практически невозможным. Однако 12 марта из Гельсингфорса в сопровождении ледоколов выступил первый отряд кораблей под командованием бывшего контр-адмирала (Декрет 11 февраля 1918 года отменил чины и командные должности) Алексея Развозова и 17 марта достиг Кронштадта.

К выходу стали готовиться и остальные корабли. Наиболее опасным представлялся переход подводных лодок, в которые погрузили зарядные отделения торпед, чтобы, в случае оставления субмарин в Гельсингфорсе, взорвать их перед приходом немцев.

3 апреля 1918 года у Гангэ (Ханко) высадился немецкий экспедиционный корпус под командованием генерал-майора графа Рюдигера фон дер Гольца и начал продвигаться к столице Финляндии. Над советским флотом нависла прямая угроза захвата. В этот день делегация судовых комитетов подводных лодок «Тур», «Тигр» и «Рысь» вошла в контакт с судовыми комитетами кораблей «Андрей Первозванный», «Республика», «Олег» и «Боян», которые должны были составить основу второго морского отряда, отправляющегося в Кронштадт. Судовые комитеты этих кораблей, выслушав просьбу подводников, согласились взять их на буксир.

На следующий день подводная лодка «Тур» приняла буксирные тросы броненосца «Республика» (так после Февральской революции стал называться броненосец «Император Павел I»). Второй отряд кораблей под командованием бывшего контр-адмирала Сергея Зарубаева отправился по намеченному маршруту. В первый же день похода с наступлением темноты, когда мощные льды немного задержали «Республику», подлодка ударилась об корму броненосца и получила повреждение. Вода заполнила носовую балластную цистерну, в результате чего «Тур» не слушался руля и во время движения стал зарываться под лёд, обрывая стальные буксирные тросы. Героическая команда подводной лодки, не жалея сил и рук, вновь и вновь заводила оборванные концы. Когда же все тросы были израсходованы, на «Туре» отклепали и выбросили за борт якорь, а конец якорного каната подняли на борт «Республики» и надёжно там закрепили. Однако на следующий день выяснилось, что подводная лодка мешает «Республике» продвигаться вперёд через льды. Броненосец не имел возможности давать задний ход, что было необходимо для разбега и форсирования ледяных торосов. Командир «Республики» доложил флагману о невозможности дальнейшего движения с повреждённой подводной лодкой.

— Отдать буксир, команде «Тура» покинуть лодку и перейти на броненосец, — поднял сигнал Сергей Зарубаев.

В ответ на это решение флагмана судовые комитеты броненосца и субмарины потребовали выделить для буксировки «Тура» ледокольный буксир «Силач». Сергей Зарубаев согласился с судовыми комитетами и подводная лодка «Тур» приняла буксирные тросы с «Силача».

Григорий Трусов обходил свою немногочисленную команду, проверяя роботу механизмов. В моторном отделении нёс вахту старший моторист Николай Константинович Кечеджи, один из пяти оставшихся матросов. Замечаний к нему даже при самом придирчивом осмотре у старшего механика не было. Моряк нёс вахту за двоих и должен был успевать на нескольких боевых постах. Как только «Силачу» становилось трудно пробиваться во льдах с подлодкой на буксире, «Тур» помогал ему работой своих электродвигателей. Поэтому моторист находился в постоянном напряжении.

Семь дней и ночей команда субмарины не мылась, не брилась и почти не спала. Работали при отключенном отоплении, на подлодке было холодно, как в металлической бочке: необходимо было беречь электроэнергию аккумуляторов. Матросы также периодически откачивали воду из повреждённой балластной цистерны.

Преодолевая большие трудности, второй отряд кораблей дошёл до острова Родшер, где 8 апреля был встречен ледоколом «Ермак» и крейсером «Рюрик». 11 апреля 1918 года корабли пришли в Кронштадт и с помощью «Ермака» были введены в Военную гавань.

Третий, самый крупный, отряд кораблей вышел из Гельсинфоргса 7 апреля, когда в городе уже шли уличные бои с германскими войсками. Группу возглавлял сам начальник Морских сил (наморси) Балтийского моря бывший капитан 1-го ранга Алексей Щастный. Последние корабли отряда прибыли в Кронштадт в конце апреля. Всего к маю 1918 года в Кронштадт и Петроград из портов Прибалтики и Финляндии пробились 226 кораблей и судов. Спасённые корабли составили основу Балтийского Флота Советской республики. Этот беспримерный в истории флотов переход кораблей в тяжелейших ледовых условиях Финского залива получил историческое название «Ледового похода».

«Слава отважным морякам и рабочим – участникам героического ледового похода кораблей Балтийского флота», – написано на белокаменном 36-метровом обелиске, поставленном в 1960 году в Таллине (до 1919 года — Ревель) в память о героическом походе моряков-балтийцев.

Николай Кечеджи больше всего гордился своим участием в «Ледовом походе». Позже, не раз приезжая на свою родину в Старый Крым, он со ступенек школы рассказывал односельчанам об этом важном событии в боевой деятельности подводников и своей жизни.

19 февраля 1919 года было принято Постановление СНК считать 23 февраля днем рождения и праздником Красной Армии и Военно-Морского Флота…

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

WordPress: 20.99MB | MySQL:47 | 0,416sec