День рождения противоракетной обороны

Dorohov Stepan Dmitrich

Дорохов Степан Дмитриевич родился 24 ноября 1913 года в посёлке Горловка ныне город Донецкой области в семье рабочего. Русский. Генерал-лейтенант артиллерии.
В 1929 – 1932 годах работал на шахте № 8 п. Горловка.
В Красной Армии с 1932 года. Окончил Сумское артиллерийское училище (1934), Военную академию им. М.В. Фрунзе (1941), Высшую военную академию им. К.Е. Ворошилова (1952).
Командир артиллерийского взвода, заместитель командира артиллерийской батареи, командир артиллерийской батареи. Начальник оперативного отделения, заместитель начальника штаба артиллерийского полка. Начальник штаба артиллерийского полка, заместитель начальника штаба, командир артиллерийской бригады.

Участник Великой Отечественной войны. Заместитель начальника штаба артиллерии 6-й Гвардейской Армии, заместитель командующего артиллерии 6-й Гвардейской Армии по гвардейским минометным частям.
После войны командовал артиллерийской дивизией, был начальником штаба корпуса 1-й Армии ПВО особого назначения, начальником 10-го Государственного научно-исследовательского испытательного полигона ПВО.
Звания: генерал-майор артиллерии.
Умер 20 февраля 1966 года при исполнении служебных обязанностей. Похоронен в г. Москве на Новодевичьем кладбище, где ему установлен памятник.
Награждён: 3-мя орденами Красного Знамени; орденом Кутузова 3-й степени; орденом Александра Невского; орденом Отечественной войны 1-й степени, орденом Красной Звезды и медалями.

Начальник 10-го Государственного научно-исследовательского полигона Сары-Шаган генерал-лейтенант артиллерии Степан Дмитриевич Дорохов заметно нервничал. В этот день, 4 марта 1961 года, должны были состояться важные испытания.
Проверили технику, дали команду в Капустин Яр на запуск ракеты. Но тут от контрразведчиков поступило сообщение: через ближайшую станцию по железной дороге на Алма-Ату следует иностранец – возможно ведение радиоразведки. Опасения генерала были небезосновательны. 9 апреля 1960 года американский самолёт «Lockheed» U-2 перелетел границу Советского Союза со стороны Пакистана на недосягаемой для советских средств ПВО высоте, в течении нескольких часов облетел Семипалатинский, Байконурский и Сарышаганский полигоны и беспрепятственно улетел в Турцию. А 1 мая 1960 года тот же самолёт пролетел над территорией полигона в сторону Москвы. Но на этот раз его своевременно обнаружили и сбили под Свердловском зенитно-ракетным комплексом «С-75». Пилотом оказался американский лётчик Френсис Пауэрс. Вскоре для прикрытия полигона с воздуха прибыла зенитно-ракетная бригада и истребительный авиационный полк.

V den pohoron
К осени 1960 года автономные и совместные испытания системы «А», в просторечье «Аннушка», экспериментального комплекса средств противовоздушной обороны «Сары-шаган» в основном были завершены. Были составлены акты о готовности всех боевых объектов к комплексным испытаниям. 24 ноября 1961 года прошёл первый успешный перехват головной части баллистической ракеты Р-5 в телеметрическом варианте. Однако последующие тринадцать запусков по различным причинам оказались неудачными. И вот, наконец, после устранения всех неполадок, был назначен день для возобновления испытаний, однако предупреждение контрразведки прервало начавшуюся подготовку к запуску ракеты из Государственного центрального полигона «Капустин Яр».
Проходили томительные часы ожидания, пока пассажирский состав уносил подальше от полигона иностранца. Никто не покидал своих постов: за два часа, на столько поступил запрет на все виды излучений, можно было только дойти до дома, не раздеваясь перекусить и вернуться обратно. Только во второй половине дня прозвучала команда «Старт», свидетельствующая о запуске баллистической ракеты Р-12 из Капустина Яра. Ракета была оснащена вместо боевой части её весовым макетом в виде стальной плиты весом 500 килограмм.
Средствами «Аннушки» цель была обнаружена на дальности 1 500 километров после выхода её над радиогоризонтом. По данным станции дальнего обнаружения «Дунай-2» центральная вычислительная машина М-40 построила и непрерывно уточняла траекторию полёта цели. От репродуктора ЭВМ шли мягкие, успокаивающие звуки. И вдруг погасли все табло. Сердце системы остановилось.
— «Днепр», в чём дело? – спросил Генеральный конструктор Григорий Кисунько.
— Остановилась программа, – ответил «Днепр» голосом дежурного программиста Андрея Степанова, – «полетела» одна из ламп в устройстве управления оперативной памятью.
Когда инженеры заменили лампу, Генеральный конструктор скомандовал:
— Пустить снова программу!
Динамик ожил и цель снова появилась на экране. Сотни участников работы вздохнули с облегчением. По команде ЭВМ, рассчитавшая момент пуска, с пусковой установки № 1 была выпущена противоракета В-1000. Полёт противоракеты и наведение её на цель проходили нормально, в соответствии с боевым алгоритмом. На высоте 25 километров по команде с земли от ЭВМ был произведён подрыв осколочно-фугасной боевой части противоракеты. Затем последовал сигнал «Исходное положение» для всех средств системы. На весь боевой цикл от повторного запуска программы до поражения цели было затрачено 145 секунд.
— Або Сергеевич, – обратился Григорий Кисунько к начальнику 1-го управления 10-ГНИИП полковнику Або Шаракшанэ, – главное сейчас – быстро доставить и проявить плёнки кинофоторегистрации цели и противоракеты в районе их встречи.
Проявленные плёнки кинотеодолитов зафиксировали факт поражения цели, но в полной достоверности этого факта можно было удостовериться только по обломкам боевой части. Двадцать дней потребовалось, чтобы найти разбросанные в степи останки ракеты: грузовой макет спецзаряда, кольцевой шпангоут и носовая часть корпуса. Эти обломки окончательно доказали, что 4 марта 1961 года впервые в отечественной и мировой практике произошло поражение средствами ПРО головной части баллистической ракеты на траектории её полёта.

По указанию Г.В. Кисунько был составлен акт о поражении Р-12 с приложенным фотоальбомом. Генеральный конструктор вместе с начальником полигона генералом Степаном Дороховым направили в адрес Генерального секретаря ЦК КПСС, Председателя Совета министров СССР Никиты Хрущёва, министра обороны и председателя военно-промышленной комиссии Дмитрия Устинова шифрованную телеграмму о случившемся.
Событие по перехвату боеголовки по времени недалеко отстало от 12 апреля 1961 года, когда был запущен первый космонавт Юрий Гагарин, в силу чего успехи в области ПРО остались в тени. Только летом 1961 года на сессии ООН Никита Хрущёв известил мировую общественность: «Наша ракета, можно сказать, в космосе попадет в муху».
В последующие годы на Сарышаганском полигоне были испытаны элементы боевых систем ПРО «А-35» и «А-135» и многих других средств ракетно-космических и противовоздушной обороны. Постановка их на боевое дежурство практически сняла угрозу ракетно-космического нападения на Советский Союз.
15 июля 1966 года вышел Указ Президиума ВС СССР, в котором группа конструкторов, руководителей предприятий, военачальников и испытателей была удостоена высоких наград за личный вклад в успешное решение государственной задачи. Этим указом начальник ГНИИП-10 генерал Дорохов был награждён орденом Ленина.
В США противоракетный комплекс «Nike-Zeus» отрабатывался в расчёте на применение в противоракетах ядерных зарядов. 19 июля 1962 года был осуществлён первый перехват баллистической ракеты противоракетой этого комплекса с фиксацией промаха, теоретически обеспечивавшего поражение цели противоракетным ядерным зарядом. Первый перехват баллистической боеголовки с неядерным («кинетическим») её поражением был осуществлён в США лишь 10 июня 1984 года.
4 марта считается неофициальным днём рождения системы противоракетной обороны Советского Союза. Именно этот день ветераны Сарышаганского полигона считают своим праздником и проводят традиционные встречи…

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

WordPress: 20.75MB | MySQL:46 | 0,372sec